Подпишитесь на обновления

 
Хотите знать больше о чайном мире?
Подпишитесь

Всё о сахаре

        

 

Дом Перлова в Москве на Мясницкой, 19 - «Чайная империя» Перловых

     В конце XVIII века, когда родоначальник династии чайных королей, купец 2-й гильдии Алексей Перлов открыл в московских торговых рядах лавку по продаже чая, в Москве лишь немногие знали о том, что это за напиток. Более того, православная церковь в те времена проклинала «китайскую травку», считая её так же, как табак и кофе, бесовским снадобьем. Но уже через полвека Россия закупала 360000 пудов чая в год, причём особенно пристрастились к нему москвичи. «В Москве много трактиров, — писал в 1845 году Виссарион Белинский, — и они всегда битком набиты преимущественно тем народом, который в них только пьёт чай. Это народ, выпивающий в день по пятнадцати самоваров, народ, который не может жить без чаю, который пять раз пьёт его дома и столько же раз в трактирах»...

    Сергей Васильевич Перлов был представителем четвёртого поколения известной купеческой династии Перловых, отпраздновавших 1-го января 1887 года столетний юбилей своей фирмы. Этот юбилей отмечала не только купеческая элита Москвы, но и простой народ, собравшийся на площади перед их домом на 1-й Мещанской улице. В этот же день всей семье Перловых было пожаловано потомственное дворянство.

     «Чайная империя» Перловых к концу 90-х годов уже имела 130 фирменных магазинов по России и за рубежом, давала большой доход в казну и не скупилась пожертвованиями на нужды народа.

    В их родовом имении под Москвой - в Перловке - ими был возведён храм Донской Божьей Матери, организован театр. В столице на их средства содержались духовой оркестр и хор.

    Род Перловых в купеческой среде был уважаем за энергичную деятельность, порядочность и благородство. Такую же характеристику снискал себе и владелец "чайного домика" на Мясницкой. О Сергее Васильевиче говорили, что "это был человек благородной души и светлого ума, отзывчивый на чужое горе, отличался цельностью характера, самостоятельностью, был тверд, но справедлив и честен в делах".

    Чайный дом (Дом Перлова на Мясницкой, Чайный магазин Перлова) — жилой дом и чайный магазин, построенный в 1890—1893 годах Р. И. Клейном для основателя чайной компании «Перлов и сыновья» Сергея Васильевича Перлова. В 1896 г. переоформлен К. К. Гиппиусом в традиционном китайском стиле.

    Участок под строительство дома для чайной торговли был куплен Сергеем Перловым на имя его жены - Анны Яковлевны - в 1875 году. До Перловых его владельцами были известные дворяне: Никон Волков, капитан Григорий Волконский, княжна М.Вяземская, генерал-майор Лев Измайлов.

     В 1891 году на этом месте архитектором Романом Клейном после сноса старых построек был

 спроектировано новое каменное трёхэтажное здание особняка, в духе позднего Ренессанса. Однако Перлов так и не решился реализовать этот фасад. Его занимала другая идея: как показать москвичам красоту китайских зданий, которыми он восхищался в многочисленных деловых поездках на Восток?

    Эта идея очень органично вписалась в общие настроения архитектуры рубежа веков. Именно на рубеже XIX – XX веков на смену классицизму и эклектике (в духе которой работал Клейн) постепенно стал приходить так называемый романтический историзм: новая переработка готики, романской архитектуры, древнерусского искусства, архитектурных традиций Востока.

    В то время в Москве ожидали приезда важного китайского сановника Ли Хунь Чжана, с которым многие московские купцы надеялись заключить выгодные сделки о поставке китайского чая. 

Перловы, много лет торговавшие с Китаем и награжденные одной из высших наград этой страны – Орденом Двойного Дракона, посчитали своим долгом пригласить канцлера к себе. Прием такого высокого гостя служил бы своеобразной рекламой фирме. И Перловы стали соревноваться за право принять высокого гостя.

    Хозяин дома на Мясницкой решил срочно переделать фасад здания в китайском стиле.

    До этого в Москве ничего подобного не было. Найти мастера, взявшегося бы за эту работу, было не так-то просто. И тут ему посоветовали обратиться к молодому и перспективному  Карлу Гиппиусу, отличавшемуся свежими идеями. Этому человеку мы кделим отдельное внимание, но это чуть позже...

    Гиппиус с энтузиазмом взялся осуществлять идею Перлова и завершил работы за два года.  В 1896 году (Гиппиусу было 32 года, и он уже известный архитектор) на суд общественности был представлен готовый фасад и интерьер. Сам каркас здания он оставил неизменным, основные работы велись на фасаде и коснулись внутренней отделки. После её окончания дом на Мясницкой стало не узнать. Причудливые узоры цветной штукатурки, диковинный орнамент стен и доставленные из Китая отделочные материалы настолько его преобразили, что он стал напоминать китайскую пагоду, крыша которой и в самом деле венчала верхний этаж здания. Москвичи такого ещё не видели. Но самое интересное их ожидало внутри.

   Обновленный фасад преобразился. Карл Гиппиус украсил фасад традиционными китайскими орнаментами, фонариками, извивающимися драконами и змеями. Венчала здание изящная башенка в виде пагоды.Сочетание цветной штукатурки с многочисленными накладными керамическими деталями, сложенными в разнообразные китайские орнаменты по всем стенам, изменили внешний вид дома: он стал полихромным.

    Немалую роль сыграли и отделочные скульптурные элементы. Всё было доставлено из Китая. Но наиболее "китайским" вариантом оказалась двухярусная башенка "пагода", венчающая здание по центру фасада, а также сильно разработанный рельеф стены с выносными кровельками из черепицы.

    Обычная чайная лавка напоминала теперь дворец императоров. Внутренний интерьер магазина на первом этаже оформлялся одновременно с фасадом. Сюда же были завезены фарфоровые китайские вазы, китайская скульптура и мебель, громадный напольный ковер работы китайских мастеров.Дегустировали чай прямо в зале. Для ароматизации у витрин были выставлены тюки с чаем из рисовой соломки.У прилавков появились шёлковые пуфики, которые хорошо видны на фотографии. На них можно было продегустировать понравившийся сорт чая. Кованые ворота, ограда крыши и балконов явились элементами, завершающими архитектурный образ.

    Над высокими витринами, в филёнках синего цвета красными стилизованными буквами были размещены надписи: "Чай, сахар, кофе", в картуше над входом "Сергей Васильевич Перлов", "Главный магазин" и т.д.

    На видном месте расположился фамильный герб: чайный куст на лазоревом щите с шестью натуральными жемчужинами – перлами. Ведь фамилия-то: Перловы!

    Сыновья же Семёна Васильевича Перлова(брата Сергея Васильевича Перлова) не стали перестраивать дом на 1-й Мещанской, где размещалась их контора. Они лишь украсили здание в китайском стиле: повсюду были выставлены китайские растения, а по стенам развешаны шёлковые панно с китайскими надписями и красные бумажные фонарики. Приезжий сановник остановился в доме на Мещанской, у представителей старшей ветви Перловых, встретившими дорогого гостя по русскому обычаю с хлебом-солью.   

    По-видимому, сыграло роль, что Товарищество чайной торговли открылось недавно, а фирма «Василий Перлов с сыновьями» была многолетним и проверенным партнёром. К тому же, её главным преимуществом в глазах китайского гостя была ставка на развитие оптовой торговли.

    Тем не менее, в накладе Сергей Васильевич не остался. Его чайный магазин приобрёл в Москве огромную известность. «Чайный дом» имел огромный успех. Лучшей рекламы своему делу Перлов вряд ли смог бы придумать: ведь многие приходили просто посмотреть на фасад и интерьер, а уходили обязательно с чаем.

    Бизнес шёл в гору!

   И даже разразившаяся Первая Мировая война не помешала развитию бизнеса. В 1915 году С.В. Перлов смог расширить сеть своих магазинов по всей России до 40. Только в Москве он имел 10 чайных лавок, отличавшихся своим удобным расположением. Успешному ходу дел Товарищество во многом было обязано зятьям Сергея Васильевича, принадлежавшим к фамилии известных кожевенных торговцев Бахрушиных. Они входили в состав Совета директоров Товарищества, главный офис которого вместе с магазином и чаеразвесочной фабрикой располагался в доме на Мясницкой.

Реставрация дома Перлова

   После революции дом был в государственной собственности, жилые помещения стали коммуналками — число квартир по количеству окон. Вдова Перлова Анна Яковлевна прожила в этом доме до самой кончины в феврале 1918 года вместе с семьёй старшей дочери Варвары Казаковой. До 1917 года они занимали весь второй этаж. По воспоминаниям правнучки Орловой-Пупышевой: «жила она как монашка, ходили к ним какие-то тихие женщины, все в чёрном. Ела всё постное. Любила гречневую кашу, и в революцию её только удивляло, почему переведены часы на час и трудно достать гречневую крупу.»

   После революции жилые этажи «Чайного дома» превратились в «коммуналки». Число квартир по числу окон.

   Но по-прежнему в доме находился магазин, торгующий чаем, кофе, сладостями. Несколько поколений москвичей приходили сюда не только за покупками, но и чтобы полюбоваться необычным интерьером - яркими узорами на потолке и стенах, огромными старинными китайскими  вазами, фарфоровыми фигурками в национальных костюмах.

   Здание находилось под госохраной как исторический памятник. В 1960 году дом стал героем кинолетописи «Архитектурные памятники Москвы». В магазине продавались дефицитные сорта чая и кофе.
    Вспоминая в конце 1970-х о первых годах советской власти, Валентин Катаев описывал «рядом с Вхутемасом, против Почтамта, чайный магазин в китайском стиле, выкрашенный зелёной масляной краской, с фигурами двух китайцев у входа. Он существует и до сих пор, и до сих пор, проходя мимо, вы ощущаете колониальный запах молотого кофе и чая».

   После распада СССР многие потомки известных домовладельцев пытались вернуть себе фамильную собственность, но поскольку закон о реституции отсутствует, выиграть дела никому не удалось. И тогда представители трех дореволюционных династий – Пороховщиковы, Муравьевы-Апостолы и Перловы – предложили городу сдать их бывшую фамильную собственность им в аренду. Этот вариант оказался удачным.

  До 1990-х годов в доме не было ни капитального ремонта, ни реконструкции. Здание было поражено грибком, коммуникации разрушились, подвалы для хранения чая были затоплены, декоративные элементы фасада разваливались. Когда дом обветшал, фасад осыпался, а перекрытия прогнили, в 1990-х годах правнучка создателя дома на Мясницкой Жанна Юрьевна Киртбая создала ЗАО «Перловы и Ко» и обратилась в Правительство Москвы с просьбой о содействии в реставрации дома.

   Идея восстановить дом принадлежала ее отцу, но в то время о дореволюционных чаеторговцах Перловых даже в семье вспоминали вполголоса. Отец, доктор технических наук, много раз водил ее к фамильному дому, мечтая о его возрождении. И когда согласие властей на передачу дома в аренду было получено, этим занялась его дочь.

   Изначально здание было отдано Перловым в аренду на 49 лет, чтобы они нашли инвестора, восстановили и отреставрировали памятник, а потом управляли бы его эксплуатацией. Однако пока искали инвестора и собирали необходимые документы, сроки вышли, и пришлось начинать все сначала. И тогда Жанна Киртбая обратилась за помощью к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Алексию II. Перловым предоставили приоритетное право на конкурсе при прочих равных условиях. Хотя ныне дом переведён в московскую собственность, он остаётся памятником архитектуры.

    Магазин закрыли на реставрацию. За сто лет и краска облезла, и облицовка обвалилась и покрылась трещинами. Работы провёл творческий коллектив института Cпецпроектреставрация под руководством ведущего архитектора Сергея Куприянова (руководитель проекта Наталья Сафонцева). Реставрация шла 12 лет и завершилась в 2012 году. Часть работ была произведена китайскими специалистами.

    В ходе реставрации все детали отделки и предметы интерьера были сохранены и тщательно восстановлены. Решётки и заграждения на балконах выполнены из шпиатра – цинкового сплава, широко применявшемся на рубеже XIX-XX веков. Главное достоинство такого сплава – устойчивость к атмосферной коррозии. Фасад украшен лепниной и подлинными фаянсовыми изразцами, привезёнными из Китая. В процессе реставрационных работ при восстановлении форм и отделок были использованы новые технологии и материалы.

   Также в ходе реставрации были сняты наслоения, оставшиеся от косметических ремонтов советского времени. Таким образом, была открыта и тщательно восстановлена позолота, живопись плафонов, полихромная раскраска деталей интерьера. Также были сохранены предметы интерьера первого этажа – магазинного зала: встроенная мебель, прилавки, китайские фарфоровые вазы, украшения из латуни, китайские фонари. Во время реставрации было сделано множество уникальных находок: детали из шпиатра, дерева, латуни, считавшиеся утраченными, были бережно сохранены, отреставрированы и по их образцам созданы недостающие аналоги. Например, было найдено несколько подлинных колокольчиков, некогда украшавших декоративную пагоду фасада здания. По этим образцам было отлито необходимое количество колокольчиков. Под поздними наслоениями покрасок были найдены цвета первоначальной полихромной раскраски фасада и интерьера. Это позволило реставраторам восстановить здание в его подлинной яркой цветовой гамме.

    Когда достроят две некогда разрушенные галереи, у дома появится внутренний дворик под стеклянной крышей с зимним садом. На новых площадях разместятся кафе, ресторан, лавки. Но большой старинный магазин останется на прежнем месте.

   После завершения ремонтных работ вокруг права собственности на компанию ЗАО «Перловы и Ко» разгорелся конфликт между правнучкой Сергея Перлова Жанной Киртбая и инвестиционной компанией «Финам». 81-летняя Жанна Киртбая обвиняет компанию «Финам» и ее главу Виктора Ремшу в рейдерском захвате принадлежащей ей собственности и незаконном отстранении с поста директора. Она даже объявляла голодовку. Закрывшись в директорском кабинете. Конфликт не исчерпан до сих пор.
   Чайный дом Перловых по праву считается одним из самых красивых зданий Москвы, и не имеет себе равных по уникальности и сохранности деталей.

   Магазин на Мясницкой — пример бережного отношения к фамильным ценностям, он никогда не менял своего предназначения, а его внешний вид сегодня копирует здание 1896 года.

    И по сей день здесь находится один из лучших чайных магазинов города.

    Давайте посмотрим каким же сейчас после реконструкции предстал Магазин купца Перлова перед москвичами.

 

Внешний вид магазина Перлова после 12 лет реконструкции
Магазин чая после реконструкции в доме Перлова на Мясницкой, 19
Внутреннее убранство магазина Перлова после реконструкции
Фасад магазина Перлова после реконструкции
Фасад дома Перлова
Убранство магазина на Мясницкой,19
Интерьер магазина чая купца Перлова
Отделка потолка
Внутреннее убранство магазина после реконструкции
И снова москвичи, как и более ста лет тому назад выбирают чай в магазине Перлова
Ассортимент чая, кофе и других товаров поражает своим разнообразием и качеством

 

  АРХИТЕКТОР КАРЛ ГИППИУС

   Карл Карлович Гиппиус родился в семье петербургского профессора химии в 1864 году. С детства имел два увлечения – биологию и зодчество, но всё же выбрал последнее в качестве основной профессии. В 25 лет он окончил обучение в Московском училище живописи, ваяния и зодчества с Большой серебряной медалью, и поступил на работу к самому Роману Клейну – одному из самых востребованных архитекторов конца XIX – начала XX века, построившему, в частности, здания Музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, ЦУМа, Бородинского моста и других известных строений рубежа веков.

    Трудолюбие и признание таланта коллегами позволили Гиппиусу получить первый большой заказ, сразу сделавший его знаменитым – проект отделки фасада и интерьера «китайского» чайного дома на улице Мясницкая в Москве. Здание было спроектировано Клейном по заказу семьи Перловых. Эта московская «чайная династия» к концу XIX века уже четыре поколения успешно торговала чаем, имела более 130 фирменных магазинов по России и за рубежом. Семья Перловых давала большой доход в казну и не скупилась пожертвованиями на нужды народа. Столетний юбилей фирмы в 1887 году праздновался с размахом, были организованы народные гуляния перед домом Перловых. О Сергее Васильевиче Перлове говорили, что "это был человек благородной души и светлого ума, отзывчивый на чужое горе, отличался цельностью характера, самостоятельностью, был тверд, но справедлив и честен в делах". Именно таким был первый заказчик молодого Карла Гиппиуса.

    Следующим крупным заказчиком Гиппиуса стала семья Бахрушиных, для которых в дореволюционные годы он построил более шести зданий (особняков и доходных домов). Самым известным из этих зданий является псевдоготический особняк А. А. Бахрушина на Зацепском валу, 12 (ныне Государственный центральный театральный музей им. А. А. Бахрушина). К концу XIX века оформился собственный стиль Гиппиуса, похожий на бельгийский модерн. Но источником вдохновения для Гиппиуса послужила совсем не Бельгия, а собственный устойчивый интерес к биологии, не покидавший его с детства. Первым ярким образцом стиля Гиппиуса стал особняк в Староконюшенном переулке.

    Хобби, так и не превратившееся в профессию, занимало большую часть жизни Гиппиуса. Он поддерживал (не только финансово) Московский зоопарк и был одним из самых известных и сведущих аквариумистов Москвы. В 1910 году он устроил в своём доме большой аквариум для посещения публики – это была дополнительная экспозиция Московского зоопарка. Также его занимала фотография, и он увлекался ею настолько серьёзно, что в 1910 году стал председателем Московского фотографического общества.

    Именно хобби натуралиста-любителя, проявившееся в сотрудничестве с зоопарком, определило судьбу Гиппиуса в послереволюционные годы. Архитектор не захотел уезжать из страны, разделял романтические революционные идеи и надеялся, что революция принесёт прогресс. Руководство зоопарка после национализации его в 1919 году пригласило Гиппиуса штатным архитектором, и в дальнейшем основная его деятельность была связана с разработкой строений и созданием среды, максимально комфортной и приближенной к естественным условиям обитания зверей зоопарка. После присоединения к территории зоопарка Морозовского сада в 1925-27 годах Гиппиус спроектировал и построил основные сооружения новой территории - «Турью горку», Обезьянник, «Остров зверей», «Полярный мир». Несмотря на то, что эти сооружения перестраивались и дополнялись в связи с изменением численности обитателей зоопарка, общая планировка и архитектурная логика территории зоопарка до сих пор именно такая, какой видел её Гиппиус.

    Двадцать последних лет жизни его были посвящены зоопарку. Так сошлись воедино два главных интереса его жизни: архитектура и биология. Гиппиус был бессменным главным архитектором зоопарка до дня своей кончины в 77 лет, на следующий день после начала Великой Отечественной войны.

Поделиться с друзьями