Подпишитесь на обновления

 
Хотите знать больше о чайном мире?
Подпишитесь

Всё о сахаре

 

Александр Григорьевич Кузнецов и Анна Ивановна Кузнецова - последователи дела купца А.Губкина

  

     Александр родился в семье кунгурского купца первой гильдии Григория Кирилловича Кузнецова.

    Унаследовав, в 1883 году, многомиллионное состояние от своего деда по матери А. С. Губкина, кунгурского купца, пожертвовавшего, среди прочего, более 1,5 млн руб. на организацию в Кунгуре Технического училища и Елизаветинского дома призрения бедных детей (позже — Елизаветинской рукодельной школы). Продолжая дела своего деда, А. Г. Кузнецов ежегодно жертвовал сотни тысяч рублей на содержание этих учебных заведений, построил в городском сосновом бору дачу для воспитанниц рукодельной школы, а также Никольский храм над могилой деда.

    Александр Григорьевич с детства не отличался крепким здоровьем. Болезнь лёгких унаследовал от матери. Получил домашнее образование, а затем учился в Петербургском коммерческом училище, однако полный курс не закончил. По здоровью вынужден был жить подолгу в Ницце и других южных городах.

   После смерти деда основал торгово-промышленное товарищество, которое так и называлось: “Преемник Алексея Губкина А.Кузнецов и К”. Громкое имя деда как бы освящало новое предприятие и обещало покупателям прежние гарантии высокого качества товара.

     Главная контора находилась в Москве. Первоначально в здании старого гостиного двора и доме Симонова на Варварке. А позже переместилась в особняк Кузнецова на Малой Дмитровке. Там же были возведены «несгораемые» чайные амбары, где хранилась основная часть товара.

    Трудности нового товарищества были связаны не только с жесткой конкуренцией на российском рынке, но и с расплодившимися на плодородной почве чайного бизнеса всяческими паразитами. Мало того, что такие умельцы “баловали” китайский чай, смешивая его с копорским чаем (иван-чай), “женили” китайский чай с так называемым “рогожским”- дешевым суррогатом из спитого и подкрашенного медным купоросом чая.

    Обеспокоенное ростом таких подделок российское правительство в 1895году издало закон “Об обязательном обандероливании мелких помещений чая”. Отныне чай разрешалось продавать только упакованным в пачки, с указанием фирмы и даты изготовления.
     Первым среди торгового люда на это новшество откликнулось товарищество “Преемник А.Губкина А.Кузнецов и К”, которое вскоре открыло три чаеразвесочные фабрики: в Москве, Тюмени и Одессе, а чуть позже — в Самарканде и Иркутске.

    Упаковке уделялось особенное внимание. Развешивали чай в бумажные пакеты весом от 3/4 золотника до 1 фунта, продукт высшего сорта - в хрустальные, стеклянные, жестяные, алюминиевые банки и коробочки из папье-маше.
    Защитить качественный товар, чай «высокого достоинства по вкусу, настою и аромату», был призван также торговый знак в виде двух скрещённых якорей.
    
А с 1896 года, после посещения Императором НиколаемII и Императрицей витрины товарищества на Нижегородской ярмарке, на всей продукции Кузнецовых стала красоваться надпись: “Поставщик Двора Его Императорского Величества”. (После смерти Алексея Губкина)

   Процесс хранения и сортировки чая был продуман до мелочей. Повсюду выдерживались единые стандарты технологического оснащения. Обширные здания были обустроены с соблюдением всех требований гигиены: просторные комнаты, много света и воздуха.

    С технической точки зрения придраться было тоже не к чему: вентиляция (чай — капризный продукт), электроавтоматические весы, активное использование электричества. В совокупности все это позволяло соблюсти «чистоту и опрятность развески». Кстати, фасовали чай ни много ни мало — свыше двух тысяч сотрудников! Ежегодный оборот фирмы составлял 50 млн. руб., иногда поднимаясь до 65 млн. В ассортименте товарищества были представлены чёрные чаи «тонкого аромата и нежного вкуса», первосборные — крепкого настоя, цейлонские и индийские — с сильным ароматом, а также цветочные — на разные вкусы. Ниже приведены рекламные листовки Компании “Преемник А.Губкина А.Кузнецов и К”.

 

Рекламный плакат Компании А.Г.Кузнецова
Рекламный плакат Компании А.Г.Кузнецова
Пачка чая от Компании “Преемник А.Губкина А.Кузнецов и К”
Московская чаеразвесочная фабрика
Московская чаеразвесочная фабрика
Московская чаеразвесочная фабрика (при постройке и сейчас)

   «Путь» чая завершался в магазинах торговой сети товарищества, насчитывавшей в 1913 г. свыше 40 отделений.

    В целях популяризации чая Кузнецов субсидировал в 1892 году издание книги А.П. Субботина “Чай и чайная торговля в России и других государствах”.

   Будучи человеком образованным, он щедро содействовал изданию на русском языке произведений Геродота, Фукидита, Полибия, Тита Ливия. Поддерживал начинающих художников, покупая их работы.

Александр Кузнецов кроме удачливости в торговле прославился и своими благотворительными начинаниями. Колоссальные средства тратились на благотворительность. По свидетельству очевидцев Кузнецов готов был «оказать поддержку всякому доброму начинанию».
    На его средства и при его содействии была выстроена биологическая станция в Севастополе, много пожертвовано денег на народные училища и школы, построены церкви.

Кузнецов был и крупным землевладельцем.

     Кузнецов был болен туберкулезом и по совету врачей решает обосноваться в Крыму, где покупает участок земли близ селения Форос в 1887году и с энтузиазмом принимается за работу – строит усадебный дом и разбивает прекрасный парк. Надо отдать ему должное у него был отменный вкус.

    Благодаря А.Г. Кузнецову этот каменистый участок Крыма превратился в райский уголок. В 1889 году по проекту архитектора Билинга был возведён двухэтажный особняк с расположенным рядом гостевым домом.

    По просьбе православного населения Фороса и Байдарской долины А.Г. Кузнецов заказал проект церкви на Красной скале известному академику архитектуры Н.М. Чагину.
     4 октября 1892 года в присутствии обер-прокурора Святейшего Синода К.П. Победоносцева храм был освящён.
    И сегодня все, кому хоть раз приходилось проезжать по дороге Ялта-Севастополь, с восхищением отзываются об удивительной церкви, которая словно парит в воздухе над прекрасным побережьем.

  По форосскому имению была названа и новая яхта А.Г. Кузнецова, которая занимала почётное второе место среди подобных судов всего мира. Александр Григорьевич считал морской спорт не увеселительной затеей, а средством для укрепления здоровья. Являясь почётным членом   Севастопольского яхт-клуба, он всемерно способствовал развитию на юге России «столь желательного там мореходства».
     Его яхта «Форос» была построена в 1891 году по чертежам инженера Ватсона в Шотландии на верфи «Скотт и К0» в Гриноне около Глазго.
     Парусник, названный журналистами «одним из изящнейших судов всех морей», представлял настоящий «плавучий дворец» Роскошная отделка интерьеров розовым деревом и бронзой, украшение кают картинами лучших художников сочетались с максимально возможным комфортом. На яхте имелись электрическое освещение, камера для замораживания мяса и зелени, аппарат для выделки пресной воды.
    Яхта была оснащена двумя орудиями и комплектом ружей и в случае необходимости в кратчайший срок могла превратиться в военное судно.
    По поводу таких метаморфоз журналист газеты «Новое время» писал: «Словом всё, что когда-то пылкая фантазия Жюля Верна создала для своего таинственного капитана Nemo, всё это осуществлено на яхте.

   Товарищество купило в Ханькоу фабрику по производству плиточного чая и открыло там свою закупочную контору. В 1900 году такие же филиалы появились в Коломбо, Калькутте и на Яве.

   Филиал Товарищества успешно конкурировал даже на Лондонской бирже чая. Одними из первых в России наследники внедрили торговлю с помощью коммивояжеров, но сколько бы новшеств ни вводилось, неизменным оставался девиз основателя дела Алексея Семеновича Губкина: «Наилучший продукт по дешевой цене в любое время, в любом месте»...

    Вот как отзывались о Кузнецове современники:
«…он был по своим взглядам , убеждениям , свойствам ума и характера настоящим джентльменом, истинным аристократом в лучшем смысле этого слова. Недаром, несмотря на свои 30 лет, имя его в больших коммерческих кругах не только в России, но и за границей, произносилось с особым уважением.
Когда бывало, его яхта Форос бросала якорь в Ницце, к нему жаловали на беседы не только именитые представители банковского дела в лице Ротшильдов и др, но и такие высокопоставленные особы как русские великие князья, принц Уэльский, герцоги Макленбургский, Лейхтербергский и др.»

Личная жизнь А.Г. Кузнецова

    Кузнецов официально никогда не был женат, и у него не было детей. Есть воспоминания, что у него был дворецкий грек Бернадаки, а у него жена Мария Павловна Бернадаки. Она была очень привлекательна, гораздо моложе своего мужа и везде сопровождала Кузнецова, считаясь его протеже. Он брал ее в свои путешествия на яхте. В конце концов, она стала фактически женой Кузнецова. И по возвращении из Ниццы 1894 году Кузнецов предложил дворецкому отдать ему жену за значительный выкуп, на что тот согласился. Однако счастье его не было долгим – он скончался.
   В имении Осташево (село в Волоколамском районе Московской области) 22 июля 1895 года Александр Григорьевич умер от воспаления легких в возрасте 38 лет.

    До наших дней сохранились только развалины. А прежде там была открыта молочная ферма, продукция которой получила множество наград на сельскохозяйственных выставках и был конный завод.
Оттуда гроб с телом покойного увезли в столицу в особом вагоне и похоронили на кладбище Алексеевского женского монастыря в фамильном склепе, но до наших дней монастырь и кладбище не сохранились.

    Анна Иванова Кузнецова - 

Кунгурская миллионерша из Парижа

    Анна Ивановна была второй женой Григория Кирилловича Кузнецова(отца Александра Григорьевича). Правда, дату их бракосочетания пока установить не удалось. В метрических книгах кунгурских храмов за годы запись об этом событии отсутствует. Скорее всего, оно состоялось в другом городе.
    Не установлена пока и девичья фамилия А.И. Кузнецовой. Известно лишь, что в Кунгуре проживала её старшая сестра Александра Ивановна Полежаева - жена, а затем вдова отставного подполковника.

    У четы было 7-ро детей. Первенцем Анны Ивановны и Григория Кирилловича была дочь Наталья. Она родилась 1875 году. (А.Г. было 19 лет) .Позднее в семье Кузнецовых появилось на свет ещё шестеро детей:
Елизавета (род. 25 мая 1876 г.)
Анна (род. 5 сентября 1877 г.)
Николай (род. 28 ноября 1878 г.)
Григорий (род. 10 сентября 1880 г.)
Раиса (род. 24 октября 1883 г.)
Александра (род. 1888)(А.Г. было 32).
    В середине 1880-х годов Григорий Кириллович Кузнецов вместе с женой и детьми переехал в Москву, а затем обосновался в Париже. И, вероятно, Александра – последняя дочь, родилась уже в Москве.

    Не сохранилось ни одной фотографии Анны Ивановны.

    После смерти А.Г. Кузнецова Анна Ивановна и её дети стали совладельцами Торгово-промышленного товарищества «Преемник Алексея Губкина А. Кузнецов и К0». Унаследовали они и особняк Александра Григорьевича в Москве, на Малой Дмитровке.
    Анна Ивановна была хорошо известна в Кунгуре, благодаря тому, что занималась общественной деятельностью и благотворительностью. Известны ее многочисленные пожертвования на нужды народного образования, здравоохранения и городского хозяйства. В 1905 году А.И. Кузнецова учредила, в память рано умершей дочери Раисы, Успенскую одноклассную церковноприходскую школу и стала ее почетной попечительницей. Для этого учебного заведения на средства Анны Ивановны построили в Кунгуре двухэтажный дом из красного кирпича. По воспоминаниям современников, это было одно из лучших зданий церковноприходских школ в епархии. В настоящее время здесь размещается Центральная детская библиотека имени Б.С. Рябинина.
      Благотворительная деятельность А.И. Кузнецовой не ограничивалась лишь Кунгуром. В городе Алупка, в Крыму, 15 ноября 1902 года был торжественно открыт новый корпус, возведённый на её средства, в санатории для детей, больных костно-суставным туберкулезом. Этот санаторий существует и по сей день.

      В начале ХХ века Анна Ивановна приобрела в Крыму соседнее с Форосом имение Меллас и построила там великолепный дом в восточном стиле, что породило легенду о том, что там якобы когда-то был гарем турецкого султана. Так, соседние Форос и Меллас породнились, благодаря А.И. Кузнецовой.
      Это имение было приобретено для её дочери Елизаветы по причине её душевной болезни и для её лечения. Анна Ивановна осуществляла опеку над имуществом и дочерью. Деньги тратились немалые, дохода усадьба не приносила.

      О детях А.И. Кузнецовой известно, к сожалению, немного.
      Наталья Григорьевна в замужестве носила фамилию Шереметева.
      Анна Григорьевна была замужем за грузинским князем Амилахвари. Блистательный офицер, красавец, любимец женщин имел прозвище – «мартовский кот», говорящее само за себя.

     Гиви Амилахвари был женат на Анне Кузнецовой, но брак распался. Известно, что Гиви уехал после революции в Париж и работал там таксистом, и что у него была вторая жена.

     Александра Григорьевна носила фамилию Делла-Торре.
     Григорий Григорьевич в начале ХХ века служил администратором Торгово-промышленного товарищества. Избирался гласным Кунгурского Уездного Земского собрания. Вместе с братом постоянно жил в Париже.
     В 1909 году, во время одного из приездов в Петербург, Николай и Григорий Кузнецовы обратились к академику Ф.Н. Чернышеву с предложением «израсходовать часть имеющихся в их распоряжении средств на какое-нибудь полезное для науки дело». На переданные деньги Российская Академия Наук в том же году организовала экспедицию на Полярный Урал и в Карскую тундру.
     Проживала Анна Ивановна на Малой Дмитровке. Во время революции она выехала в Париж и умерла там в 1926 году.

_________________________________________________________________________________________________

Источник: Особая благодарность автору  Виноградовой И.А. предоставившей материал на сайте www.dolgoprud.org

Поделиться с друзьями