Подпишитесь на обновления

 
Хотите знать больше о чайном мире?
Подпишитесь

Всё о сахаре

 

История Ассамской чайной Компании

   Факторами, которые способствовали  развитию  чайной индустрии  в Индии, были следующие:
   1.растущий спрос на напиток в Великобритании;
   2.увеличение  трудностей в закупках  чая из Китая;
   3.А также свидетельства  о наличии дикого чайного растения  в Ассаме

   Долгожданный момент наступил — Британская Империя произвела свой собственный чай.   
     Казалось, что стало возможным послать колонистов в Ассам, чтобы расширять плантации. Британское правительство начало компанию по вербовки добровольцев, соблазняя их лёгкой добычей.

    В 1839 году в Лондоне  была издана брошюра описывавшая весь коммерческий потенциал инвестирования в Ассамский чай.  12 февраля 1839 года ряд городских оптовиков и торговцев Ост-Индской Компании собрались вместе и  создали Ассамскую Чайную  Компанию. Одним из её директоров был Двараканатх Тагор (Dwarkanath Tagore), дед известного поэта, писателя и композитора, нобелевского лауреата Рабидраната Тагора.

      На тот момент, Тагор был образованный Бенгальский брахман и признаный общественный деятель из Калькутты, который играл ведущую роль в создании ряда коммерческих предприятий - банковских, страховых и судоходных компаний - в партнёрстве с британскими торговцами . В 1828 году он стал первым индийским директором банка. В 1829 году Тагор основал Union Bank в Калькутте. Он же помог основать первое  англо-индийское управляющее агентство Карр, Тагор и Компания, которая была одной из тех индийских частных компаний, которые были заняты в торговле опиумом с Китаем. В 1832 Тагор приобрёл первую индийскую угольную шахту в Runigunj, которая в конечном итоге стала Бенгальской Угольной компанией. Это сделало Дварканат чрезвычайно богатым, и есть множество легенд о степени его богатства.

    Тагор был твёрдо убеждён, что его расовая принадлежность не является барьером между ним и другими британцами, пока он остаётся верен Британской Королеве. Тагор был хорошо принят королевой Викторией и многими другими британскими и европейскими знаменитостями во время своих двух поездок на Запад в 1840-е годы. Он умер в Лондоне во время своего последнего визита в 1846 году.

   Успешно прошедшие отбор кандидаты должны были подписывать контракт с Ассамской компанией. В то же время воодушевлённые перспективами развития чайного бизнеса ряд бизнесменов в Калькутте создают другую компанию – Бенгальскую Чайную  Ассоциацию. Обе Компании, Ассамская Компании и Бенгальская Чайная Ассоциация хотели приобрести  у правительства экспериментальные плантации в штате Ассам, на которых  производился чай из листьев, собранных  с чайных  деревьев, растущих в дикой природе.  Они также претендовали на то, чтобы занять другие районы, пригодные для выращивания и производства чая.  Бенгальский Чай Ассоциация имел преимущество в своей  близости к району Ассам, но она не могла конкурировать с теми  масштабами капитала, которые Лондон был готов инвестировать в это предприятие.  Так как конкуренция на ранних стадиях развития чайного бизнеса не приветствовалась, и как  следствие произошло  слияние двух предприятий.  Бенгальская Чайная  Ассоциация перешла под управление Ассамской  компании в Лондоне и имя Ассамской Компании было сохранено.  В течение следующих двадцати лет, это была единственная компания в Индии, которая выращивала, производила и продавала чай.

    Однако начинающим производителям чая не сказали, что им придётся плыть на пароходе вниз по Брахмапутре ещё 20 или 30 дней, прежде чем они доберутся до Назира, где Ассамская компания учредила торговый пост для связи с ещё неисследованными районами. Также им не сказали, что продолжать своё путешествие им придётся на слонах, через густые джунгли, везя с собой запасы риса на несколько месяцев — изнурительное путешествие, из которого многие не вернутся.

     По прибытии к месту назначения колонистов поселили в бамбуковых хижинах, вся обстановка которых состояла из нескольких ящиков. Первым делом им надо было расчистить джунгли и отобрать чайные растения. На следующий год они получили первый урожай. Молодые растения подрастали, и плантации развивались. Как только это стало возможным, колонисты начали строить новые дома — бунгало, что несколько улучшило их быт. Но испытание одиночеством всё ещё продолжалось, так как их плантации находились на очень большом расстоянии друг от друга, и даже для поиска новых мест для расширения своей собственной плантации им приходилось путешествовать на пароходе или на слоне. Были ли они дома или в походе, их единственным спутником и собеседником в ночи были свеча или керосиновая лампа. Дикие животные бродили в округе по ночам, и людям приходилось быть меткими стрелками. Кроме того, нездоровый климат способствовал процветанию таких заболеваний как малярия, холера, желтая лихорадка и дизентерия.

     Десятки лет ушли на улучшение жизненных условий переселенцев. Большую роль в появлении в их среде социальной жизни сыграл приезд их жён. К 1880-м годам бунгало уже ничем не напоминали о первых жилищах колонистов. Следуя привычному на их родине образу жизни, по воскресеньям люди наряжались, чтобы отправиться в клуб, где можно было сыграть партию в поло или в крикет. Излюбленным времяпрепровождением стала охота. Ассамская компания тем временем строила дороги, вводила регулярное сообщение пароходами до Назира, и строила вдоль реки складские помещения, чтобы облегчить процесс доставки товаров и продовольствия.

    Наконец, в 1881 году была введена в действие железная дорога. К этому времени в Ассаме проживало 580 человек, в Бенгале (особенно в Дарджилинге, который позднее будет производить лучший индийский чай) — 130, а в северо-западной Индии — 40.

   Джунгли, которые отпугнули одних колонистов и забрали жизнь у других, были также суровы по отношению и к местным жителям, которые работали на плантациях. Плантации росли, и им требовались рабочие руки. Вербовка работников происходила в Бенгале среди людей, живших вдоль берега реки, текущей из Ассама. В Калькутте посредники делали огромные состояния, вербуя работников и заманивая их обещаниями хорошей зарплаты и легкой работы. Большая часть этих работников погибала еще во время долгого и длинного пути. Те же, кто добирался до плантаций, работали без передышки. Болезни косили их рядами, так как никакой медицинской помощи предусмотрено не было.

   Некоторые производители пытались регулировать процесс вербовки и рабочие условия. Но часто это означало лишение работника всех прав: работник, разорвавший контракт, мог быть посажен в тюрьму. По окончании контракта свой обратный путь он должен был оплачивать сам. Одна треть работников умирала на плантациях от недоедания, проживания в сырой, кишащей москитами местности и работе под дождем. Женщины и дети работали в таких же условиях, как и мужчины. За прогулы и побеги полагалась порка. Ассамские плантаторы часто сравнивались с американскими рабовладельцами. Говорили, что в Ассаме растет «горький чай»

    Но вернёмся непосредственно к истории Ассамской  чайной Компании. Будучи уверенной в больших инвестициях Ассамская компания создаёт специальный фонд, который начал осуществлять свою деятельность в начале 1839 года. Представители Компании в Калькутте занимались управлением плантаций в Ассаме и организовывали наём местных рабочих или с ближайших регионов, а также специалистов по производству чая из Китая.  В октябре 1839 года управляющий Компании JW Masters сообщал, что он «обладает около 100 акров земли на Naziragh и около 100 кули(в 19 и начале 20 века, был ярлык применяемый к раба или неквалифицированным чернорабочим из Азии, особенно если они были из Южного Китая , Индийского субконтинента , Филиппин или Индонезии), которые расчищают джунгли и строят хижины и "Гола" (склады).»

      Компания надеялась, что правительство передаст свою опытные плантации ​​и другие активы, а также выделит больше земли на либеральных условиях. Однако Правительство, не торопилось с решением, не понимая всех местных условий в Ассаме. Изначально власти были также в некоторых сомнениях в отношении Ассамской Компании и как следствие возникали сомнения по передаче земли и других активов под руководство единого хозяйствующего субъекта. В конце концов, в начале 1840 года, Компании предоставили две трети экспериментальной станции правительства, вместе с общим разрешением занимать другие земли. Правительственные земли были заняты компанией на условиях, бесплатной аренды в течении десяти лет. После этого, налог должен был быть выравнен с налогом на право собственности на землю для выращивания риса.

   Первый чай произведённый Ассамской Компаний был в 1840 году, из листьев, собранных с дикорастущих растений в районе Sibsagar. Количество составило 10201 фунт. Груз был направлен на аукцион в Лондон 26 января 1842 года. Цены на чай колебались от 1/10 до 4/3 пенсов за фунт. При последующей продаже урожая 1841 года в размере 30 000 фунтов - средняя цена реализации была чуть выше 2 шиллингов за фунт

   В первые годы Ассамская Компания и производители чая в Ассаме были полны оптимизма и надежд. Компания объявила о своих первых дивидендах в 1843 году и сразу же попросила акционеров внести дополнительные взносы на их частично оплаченные акции.

   Тем не менее вскоре Компания столкнулась с трудностями. Стало очевидным, что управление Компании не имело представления о фактической стоимости производства и транспортировки чая в Лондон. Чрезмерно высокие непроизводственные расходы, в сочетании с разногласиями среди европейского персонала, сделало бизнес компании несостоятельным.

   К концу 1845 года, из Лондона в Индию были отправлены 65457 фунтов стерлингов. Многое из этого было направлено на капитальные расходы, и были приобретены пароход и лесопилка. Тем не менее, не меньше 123275 рупий в докладе Калькуттского совета были отнесены к потерям и непродуктивным расходам. По словам историка Компании наиболее расточительные расходы оказались внутренние.

   Пароход построенный для компании, как транспортное средство для перевозки грузов по реке Брахмапутра в район Ассама, оказался неудачным. Урожай произведённый в 1842 году составил всего 30 000 фунтов, в то время как себестоимость предприятия составила более 160000 фунтов стерлингов. Руководство из Калькутты направило уполномоченного на чайные плантации, и он обнаружил доказательства бесхозяйственности при выращивании и сборе чая. В 1846 году Лондонский Совет принимает решение закрыть в целом так называемые Северные и восточные подразделения компании (район Тингри и группу садов Джайпур).

    В 1847 году Лондонский Совет вынужден был поднять и более «жизненный вопрос» о дальнейшей судьбе Компании. Но было принято решение дать Компании ещё один год на существование, хотя долг Компании уже составлял 7000 фунтов стерлингов. Тем временем, вновь назначенный директор Калькуттского Представительства, Henry Burkinyoung, и очень способный джентльмен по имени Stephen Mornay, который был назначен суперинтендантом в Ассаме в 1847 году, спасли Ассамскую Компанию и зарождающуюся чайную промышленность в Индии.

   Под руководством Mornay, работы на плантациях быстро улучшилось. И уже в начале 1848 года в сообщении из Калькутты сообщалось: "Оказалось, что, рвение, целостность и усидчивость Mr. Henry Burkinyoung позволило остановить упадок Компании, а также дало шансы несчастным акционерам на будущие дивиденды". Уже в 1848 году результаты деятельности концерна исчислялись прибылью в 3000 фунтов стерлингов и из долга было выплачено 2000£. Анализ работы за предыдущие годы проведённый Mr. Henry Burkinyoung показал не эффективность использования земель (малое количество площадей использовалось под посадку и разведение чая), колоссальные расходы не по назначению. Сделав выводы, были внесены коррекции в работе и уже в 1849 году северное и восточное подразделения ( Тингри , Джайпур и т.д.) были вновь открыты .

    Урожай в 1849 году составил уже 216 000 фунтов и сократила долг на £ 2500. Следующий год Компания закончила с чистой прибылью в размере £ 5025 и долг закрылся полностью. А в 1852 году, впервые были выплачены дивиденды, которые составили 2,5 процента прибыли. В следующем году дивиденды составили 3 процента. В том же году, Stephen Mornay и Mr. Henry Burkinyoung - два человека, которые привели Компанию от состояния отчаяния к умеренным успехам, ушли в отставку.

Burkingyoung и Mornay достигли прибыльности для Ассамской Компании путём расширения производства и тщательного контроля над расходами.

   Новым менеджером в Ассаме был назначен George Williamson, которыйпродолжил эти усилия и добился ещё большей прибыли за счёт повышения урожайности сельскохозяйственных культур. Когда компания объявила о 9-процентном дивиденде в 1856 году, стало очевидно, что Индийский чай может на самом деле стать весьма прибыльным предприятием.

    Позже он основал в Калькутте фирму, Williamson Magor & Co. Управляющим директором в Калькутте был назначен William Roberts, позже основатель Jorehaut Tea Company. Через пять лет, эти люди превратили полу обанкротившуюся Ассамскую Компанию в компанию, которая, как оказалось, может, по крайней мере оправдать себя.

    Прежде чем добиться значимых успехов в производстве чая в Индостане, англичанам необходимо было развеять два мифа.

    Первый из них заключался в том, что только китайские чайные растения могли быть использованы для получения чая и иметь коммерческую ценность. Этому мифу был брошен вызов господином Джорджем Уильямсоном, вскоре после его прибытия в качестве менеджера Ассамской компании в 1853 году. Прибыв на место, Уильямсон был встревожен низкой производительностью большинства чайных плантаций, и приступил к устранению этой проблемы.

    Уильямсон отметил, что один сад в частности, Kachari Pookri, был способен давать более высокие урожаи, чем окружающие сады. Основное отличие Kachari Pookri было в том, что он был засажен исключительно ассамскими чайными растениями. Уильямсон, в конце концов, пришёл к выводу, что китайское чайное растение, в то время как оно было пригодно для выращивания в других областях, было не подходящим для выращивания в Ассаме. Под его руководством, сады, которые были засажены китайскими растениями, были заменены местными, ассамскими сортами. Это достижение расценивается, как "одно из самых эпохальных событий в истории Индийского чая".

   Второй миф, который требовал развенчания, заключался в том, что для производства чая подходили только китайские методы производства и соответственно необходимы были китайские работники познавшие их. После того как англичане в Индии отказались от идеи производить чай из китайских чайных растений, они сконцентрировались на механизированном производстве Ассамского чая на коммерческом уровне, и в масштабах, которые мало кто предполагал в то время.

Поделиться с друзьями