Подпишитесь на обновления

 
Хотите знать больше о чайном мире?
Подпишитесь

Всё о сахаре

 

История распространения чая в Ассаме

 

    Китай оказался не в состоянии удовлетворить возросший в Европе спрос на полюбившийся чай. Главной целью Британской Ост-Индской  Компании(которая после принятия вышеуказанного Акта перешла под прямой контроль правительства) было достижение наилучших условий для торговли с Китаем, единственным в то время производителем чая.

    Но Китай всё ещё оставался закрытой страной, так как путешествия по нему были строжайше запрещены. Даже в портовый город Кантон, куда со всей страны стекались ящики, наполненные чаем, иностранцы не допускались. Все сделки проводились исключительно консорциумом купцов Ко-Хонг, который платил налог императору за право вести монопольную торговлю чаем.

   В 1793 году Джордж III решил «развивать дружеские отношения с Китаем» и послал наироскошнейшую дипломатическую миссию, когда-либо посылаемую Западом в Китай. Во главе посольства стоял лорд Макартни. Англичане надеялись, что им позволят торговать с Китаем свободно, но переговоры провалились — Средняя Империя просто-напросто терпела присутствие западных «варваров» и строго придерживалась своего принципа полной самодостаточности. Но китайцы недооценили хитрость англичан. Британцы уже начали войну против нидерландцев, чтобы лишить их монопольного права на торговлю специями. А теперь они решили вырвать у Китая, который настаивал на том, чтобы за чай ему платили твёрдой валютой, контроль над торговлей чаем.

    Благодаря своим индийским колониям, англичане умудрились производить товары, пользующиеся большим спросом в Китае. Сначала это был хлопок из Бенгалии, а затем позднее, в 1773 году, опиум. Этими товарами Ост-Индская Компания расплачивалась за чай. Однако, поставка наркотиков была нелегальной. В тайне компания нанимала частные предприятия в качестве посредников.

    Среди всех слоёв китайского общества быстро рос вкус к опиуму. Но крупнейшими и регулярными потребителями опиума, несмотря на запрет императора, были образованные люди, служащие высшего звена и дети из богатых семей. Когда китайские власти попытались помешать этой торговле, Англия начала опиумную войну, после которой, наконец, она вырвала многочисленные уступки, включая открытие для британских судов нескольких китайских портов, использование острова Гонконг в качестве торговой базы и конец монополии концерна Ко-Хонг. Англичане, однако, уже рассматривали другой способ, как обеспечить себя чаем. Они решили полностью выбросить Китай из этого бизнеса.

     Для роста чайного куста необходим тёплый климат, нужна влага, но вода не должна застаиваться у корней растения. Потому плантации размещаются на горных склонах, в районах с субтропическим либо тропическим климатом.

    Народы Южной Азии исторически относились к напитку как к фармацевтическому средству. Индийский чай масала со специями упоминается ещё в медицинских текстах Аюрведы.

    В первый раз о нём упоминается в древнеиндийском эпосе «Рамаяна» (поэма написана на санскрите 750-500 лет до нашей эры). Позднее, в течение первых веков современного летоисчисления, о напитке ведали буддийские монахи, а именно, Бодхидхарма и Ган Лу. В восточной и северной Индии его обычно употребляли представители только определённой части общества. В те времена (до возникновения Ост-Индской компании) индийский чай массово не производили.

   Промышленное производство чая в Индии началось в конце 1830-х годов. А за долго до этого времени, чайное растение росло в диком виде в джунглях северо-востока Ассама. К примеру, в 1598 году голландский путешественник Jan Huyghen van Linschoten, путешествуя по Индии, писал в своём дневнике «индийцы едят листья овощей с чесноком и маслом, и кипятят листья, чтобы сделать напиток».

    В 1774 году, Уоррен Гастингс (первый английский генерал-губернатор Индии (в 1773—1785 годах). Вместе с Робертом Клайвом вошёл в историю как основатель колонии Британская Индия) направил отборные семена чая из Китая Джорджу Боглю, тогдашнего британскому эмиссару в Бутане,  для посадки.Но ничего не вышло из этого эксперимента. В 1776 году сэру Джозефу Бэнксу, великому английскому ботанику, было предложено подготовить серию заметок с рекомендациями по выращиванию чая в Индии.

   В 1778 году,  Сэр Джозеф Бэнкс, ботаник, сопровождавший посольство Макартни в надежде добыть чайные растения,  объявил, что индийский климат вполне подошёл бы для выращивания чая. Эта идея была поддержана Дэвидом Скоттом, агентом генерал-губернатора в Ассаме, который хотел, чтобы его регион развивался. 

   Англичане серьёзно задумались о решении этой проблемы. Но слишком мало было известно тогда о том, как выращивать и обрабатывать чай, так как китайцы ревниво оберегали свой секрет. Он предложил пересадить чайные кусты из Китая в эти регионы. Но к его идеи отнеслись спокойно.

    В 1780 году офицер британской армии, дислоцированной в Индии, полковник Роберт Кид (который в 1787году основал ботанический сад в Калькутте),  длительное время  экспериментировал с выращиванием чая в Индии из семян привезённых из Китая.

   План  по созданию и основанию ботанического сада в Калькутте был одобрен 31 июля 1787 г. и Кид был признан почётным основателем Калькутского ботанического сада. Кид считал, что ботанический сад поможет в выращивании экономически важных растений и тем самым Ост-Индская компания опередит конкурентов в выращивании  любых ценных видов растений, которые природно произростают в этой части земного шара и производстве пряностей и специй.

    Но эксперименты с выращиванием чая из семян привезённых из Китая не привели к желаемому результату. Китайские чайные кусты произростающие в горных районах и приспособленные к этим климатическим условиям не переносили знойный климат равнинного Ассама.

    Несколько десятилетий спустя, во время своего путешествия по Индии, майор английских войск Роберт Брюс обнаружил чайные растения, произрастающие в диком виде в Верхней долине Брахмапутры.

    А произошло это следующим образом.

    Во время своих путешествий по Бенгалии Роберт Брюс знакомится с Манирамом Деваном(Maniram Dewan).

    Биография Манирама Девана удивительна. Он из рода, который занимал высокие посты при Ахомской династии(которая правила более 600 лет на территории современного Ассама).

     Династия Ахом, которая положила основание одноимённому индийскому царству (самоназвание штата Асом — фонетический вариант того же слова), была основана выходцами с территории современной провинции Юньнань в Китае после их вооружённого вторжения в XIII веке.

     Ассам стал частью Британской империи в результате Первой англо-бирманской войны 1824—1826. Перед этими событиями в 1822 бирманцы заняли Ассам и продвинулись к британским границам, в ответ британцы анексировали весь Ассам.

     При вторжении бирманцев и падении власти Ахомов семья Манирама Девана искала убежище в Бенгалии, которая находилась под контролем Британской Ост-Индской компании, и вернулась в Ассам под британской защитой в первые дни после окончания Первой англо-бирманской войны.

     В начале своей карьеры, Манирам стал верным соратником администрации Британской Ост-Индской Компании и в дальнейшем был назначен на административную должность по сбору налогов в Северо- восточной Индии.

     Так вот, познакомившись с братьями Робертом и Чарльзом Брюс, Манирам сообщил англичанам о растении растущем в Ассаме, на территории проживании  народности Singpho(проживающего в регионе Ассама и провинции Юньнань(Китай)), о котором до сих пор было неизвестно никому в мире, но очень напоминающего при заваривании чай.Понимая всю коммерческую привлекательность Роберт Брюс решил наладить долгосрочные отношения с местным населением. И вот в начале 1820-х годов,  Манирам Деван организовывает  встречу Роберта Брюса и его брат Чарльза Александра Брюса с местным вождём племени Singpho Бесса Gam, который позволил Чарльзу Брюсу собрать образцы и семена чайного растения из Singphos.

    После этого Роберт Брюс писал: «Волею судеб я был первым человеком который проник в леса и посетил чайные посадки в британской Суддии». Он продолжал настаивать на своём заявлении (В 1841 эти слова были оспорены лейтенантом Чарльтоном, служившим в Ассаме, который утверждал , что это он послал чайные кусты в «Агрономическое и садоводческое общество» в 1831 году). Но вскоре после этого, в 1824 году Роберт Брюс умер. Его младший брат, Чарльз Александр Брюс, представил собранные образцы из региона Ассам в администрацию Британской Ост-Индской  Компании  Дэвиду Скотту, агенту генерал-губернатора в Ассаме и обращение к руководству компании с предложением о селекции чая в Индии. Затем растения были отосланы  доктору Натаниэлю Уоллич(на тот момент смотрителю Калькуттского ботанического сада), который заявил, что образцы не являются подлинным чаем! Таким образом Ассамское  чайное растение должно было ждать в течение следующего десятилетия для своего признания. 

   Но, опять же, ни чего не было сделано.Доктор Натаниэль Уоллич, в тот момент смотритель  Калькутского Ботанического сада заявил, что образцы не являются идентичными  видам, привезёнными из Китая. Возможно, причина была в том, что у Британской Ост-Индской Компании была монополия на торговлю чаем из Китая. Торговля шла очень хорошо, и руководство компании не видело причин на то, чтобы тратить время и деньги на другие области.

 Но уже к концу 1832 года ситуация начинает меняться в корне. Возросший интерес к чаю в Европе привёл к тому, что его объёмы закупок постоянно росли, а руководство Китая никак не хотело идти на какие-либо уступки в торговле этим уже ставшим стратегическим для Британии продуктом. Представители Ост-Индской Компании проводят многочисленные иследования по возможности выращивать чайное растение в других регионах принадлежащих Компании. Тем самым пытаясь снизить зависимость своего бизнеса от Китая.

 И вот в письме обращённом к руководству Ост-Индской Компании датированному 3 декабря 1832 года( в экономическом обосновании) приводится анализ проведённых экспериментальных посадок и выращивания чайного растения в Бразилии, Южной Азии и Индостане. И как вывод подтверждённый доктором  Натаниэлем Уолличем, что Индостан наиболее подходящий по климатическим условиям регион для выращивания чайного куста, и как следствие возможность выращивание чая в Индостане позволит избавиться от зависимости Китая в производстве этого стратегического продукта.

   А в 1833 году после конфликта Ост-Индской Компании с Королевским двором - Компания потеряла монополию на торговлю чаем с Китаем.

   Акт о хартии 1833 года отменил последние монопольные права Компании на торговлю с Китаем. Логика развития отношений между государством и Компанией привела к запрету парламентом Компании заниматься в Индии торговлей, то есть тем, для чего Компания и была когда-то создана.
    К середине XIX века Ост-Индская компания была обречена. Она была политико-экономическим кентавром, а время этих "организационных существ" прошло – им не было места в мире промышленности и национальных государств. Компания потеряла свою монополию.

    Было принято решение, что Индия может оказаться выгодной альтернативой по выращиванию и производству чая Китаю.

    Ради этого проекта 1 февраля 1834 года лордом Бентинком, как генерал-губернатором Индии, был создан Чайный Комитет, целью которого, было создание первых плантаций по разведению чая. Секретарём Комитета был назначен Джордж Джеймс Гордон. Комитет издал циркуляр с просьбой предоставить информацию о районах , пригодных для выращивания чая и отправили  секретаря г-н Джорджа Джеймса Гордона , закупать семена чая, растения и рабочих из Китая. В ответ на циркуляр, комиссар Ассама, майор Ф. Дженкинс, представил сильные аргументы в пользу выращивания чая в Ассаме, где чайные растения росли в диком виде в лесу. Он также собрал  при помощи своего помощника лейтенанта Чарльтона полные образцы местных растений и направил их в Правительство Ботанического сада в Калькутте. По этим образцам доктор Уоллич идентифицировал образцы, как чай, и растения не отличались от чайного растения Китая. После этого Чайный  Комитет рекомендовал культивировать ассамские чайные растения для коммерческих целей под строгим контролем научной комисии.

   В 1835 году была образована Научная комиссия в составе доктора  Н. Уоллич, доктора У. Гриффит и доктора Дж. МакКлилланда, с целью оценить ассамские чайные растения  и рекомендовать самые благоприятные места для начала разбиения экспериментальных чайных садов.

   Научная комиссия посетила Ассам в начале 1836 года. Господин Чарльз Брюс выступил в качестве проводника, и совместно с членами комиссии направился к подножию холмов Hara и Patkai, а также они посетили несколько плантаций в долинах рек, где ассамские чайные растения произростали особенно густо.Увидев  и оценив чайные кусты Доктор Уоллич высказал мнение, что больше нет никакой необходимости  импортировать чайные семена из Китая, в тоже время как господинн Гриффит всё равно больше склонялся к импорту семян  из Китая. Его мнение обосновывалось на том, что дикое растение, вероятно, не даст столь же хорошую продукцию, как то что было культивировано в течение многих столетий.. В итоге было решено, что семена и растения из Китая, а не дикорастущие чайные растения из Ассама должны использоваться для правительственных экспериментов. Комиссия не смогла прийти к общему согласию и в отношении наиболее благоприятных районов близ населённых пунктов для начала закладки экспериментальных чайных садов. Доктор Уоллич склонялся к гималайским регионам, в то время как два других члена комиссии настаивали, что наиболее благоприятными районами для промышленного разведения чая является Верхний Ассам, где произростал дикий чай.

   Таким образом после окончания работы комиссии господинн Гордон снова был отправлен в Китай в 1836 году и на протяжении многих лет Китайские семена чая регулярно импортируются в Индию. Эти семена были посажены в ботаническом саду в Калькутте. Молодые саженцы растили и лелеяли, до тех пор пока они не стали достаточно крепкими, чтобы была возможность перевезти их на 1000 миль во вновь подготовленные чайные сады. И в дальнейшем растения были отправлены в Верхний Ассам, в район города Дехрадун(город на севере Индии (столица штата Уттаракханд), лежащий у подножья Шиваликских холмов), в район Кумаон(расположен преимущественно в Гималаях) и на холмы Нилгири .

   Экспериментальные чайные сады в Дибру-Сайкхова(ныне национальный парк Казиранга в Ассаме) рядом Садия в Верхнем Ассаме оказались не подходящими и очень много растений погибло. Уцелевшие растения были перенесены на новое место вблизи Чабуа около 25 км к востоку от города Дибругарх расположенного на востоке штата Ассам .

    В районе Гималаев, чайные саженцы были посажены рядом с городом Бхимтал(город в индийском штате Уттаракханд в округе Найнитал, со средней высотой над уровнем моря -1370м) и городом Альмора(город в индийском штате Уттаракханд, культурный центр региона Кумаон. Город расположен на склонах Гималаев в 275 км от Дели.)

.   Позже, экспериментальные сады с китайскими чайными кустами были успешно созданы в Кумаоне, Гарвала, в округе Кангра на западе Индии  и в районах в предгорьях Гималаев.

    Из растений, направленных на юг, некоторые выжили в районе Нилгирри и небольшая партия в Ваяна́д на западном побережье Индии .

    Помимо заведения экспериментальных чайных садов с китайским чайным кустом, Чарльз Брюс, который был тогда назначен Руководителем правительства чайных плантаций,  образовал также питомники асамсского чайного растения. Он также исследовал большую часть территории от Садия до Gabroo Purbat(плантации, которая и сейчас является одной из самых популярных) в Верхнем Ассаме и обнаружил многочисленные чайные трактаты ассамского чайного дерева внутри леса.

    Чарльз Брюс и другие пионеры расчищали подходящие участки земли. Обрезали существующие чайные кусты, для поощрения новых ростков. Экспериментировали со свежими листьями, проверяя на сколько они подходят для производства чёрного чая. Брюс нанял двух производителей чая из Китая, и с их помощью он постепенно узнал секреты успешного производства чая. Первые экспериментальные образцы чая из местных растений были отправлены в Калькутту в 1836 году.
   Условия были невероятно жёсткими. Этот район был отдалённым и враждебным, холодная зима и очень жаркое лето. Тигры, леопарды и волки постоянно угрожали жизни рабочих. Также поселение рабочих с чайных плантаций подвергались регулярным набегам местных племён. Но постепенно путь в джунгли был открыт. 

   Лучший чай выращивался на участках под светом в тени окружающих деревьев. Также высаживали новую рассаду, чтобы заполнить пробелы и создать настоящие чайные сады.

    Как ни странно, местные растения процветали, в то время как китайские саженцы не могли выжить в знойном Ассаме. И в конечном итоге, было принято решение - производить последующие посадки саженцев с родного ассамского чайного растения.

    Первые экспериментальные образцы произведённого чая получили благоприятные отзывы.  В 1838 году дюжина огромных ящиков с индийским чаем была отправлена на корабле «Калькутта» в Британию. Так начинался экспорт индийского чая, и первая партия прибыла в Лондон в январе 1839 года. которая была продана на аукционе 10 января 1839 года.

    Совет директоров Британской Ост-Индской Компании по этому поводу сообщил  правительству Индии:

«…мы получили самые благоприятные отзывы о чае от самых уважаемых торговых агентов и дилеров. Поступило предложение заключить контракт на 500 или 1000 ящиков…»

    После этого был заключён первый в истории индийского чая контракт.

    Это было знаменательное событие, потому что оно не только установило ценность чайного растения из Ассама, но и определило будущий курс на выращивание чая во всём мире. Сегодня в промышленных масштабах, больше производится чая произведённого из Ассамского растения, чем из китайского чайного куста.

    Первая в мире чайная компания Ассама начала своё существование 12 февраля 1839 года. Одним из её директоров был Двараканатх Тагор, дед известного поэта, писателя и композитора нобелевского лауреата Рабидраната Тагора.
    Наладив успешное производство в долине Брахмапутры Ассама, чайную компанию начали развивать и в других районах северо-востока Индии. Более подробно о истории развития, о временах взлётов и падений Ассамской компании Вы сможете прочитать здесь.

   Ещё одной проблемой у англичан было отсутствие информации по технологии переработки чайного листа.

    Как надо производить чай на самом деле, никто до конца так и не знал. Им оказался англичанин по имени Роберт Фортьюн, кто раскрыл тайну китайского чая. Этому человеку необходимо уделить особое внимание.

Роберт Фортьюн

 

      Роберт Фортьюн или Роберт Форчун (англ. Robert Fortune, 16 сентября 1812 — 13 апреля 1880) — англо-шотландский (английский) ботаник, садовник и писатель.

     Роберт Фортьюн родился в Шотландии 16 сентября 1812 года.

    В 1842 году он был назначен суперинтендантом отдела теплиц Королевского садоводческого общества в Чизвике.

   Роберт Фортьюн сделал много поездок к северным областям Китая. 6 июля 1843 года Фортьюн прибыл в Гонконг и немедленно приступил к сбору растений. После возвращения в Лондон в мае 1846 года Роберт Фортьюн в 1847 году опубликовал свои дневники в книге Three Years' Wandering in the Northern Provinces of China. В 1846 году Фортьюн был назначен заведующим ботаническим садом общества аптекарей в Челси, но в мае он снова отправился в Китай, откуда в 1851 году вернулся в Калькутту со значительным числом молодых чайных кустов. Эту поездку он описал в A journey of the Tea countries of China (Лондон, 1852).

   В 1852 году он в третий раз отправился в Китай, а также посетил Формозу. Четвёртое путешествие, которое было уже по поручению американского правительства, Фортьюн совершил с 1858 года по 1862 год в Китай и Японию. Он описал его в Yeddo and Peking, a narrative of a journey to the capitals of Japan and China (1863).

     Умер Роберт Фортьюн в Лондоне 13 апреля 1880 года.

      Так вот в 1848 году Роберт Фортьюн приехал в Китай по поручению Чайного Комитета. Но это была не первая его поездка в Китай. Он уже был там раньше и провёл три года. Его целью было исследование районов, где производили лучшие чаи, районов, всё ещё закрытых для иностранцев.

      Вначале Фортьюн направился к северу от Шанхая, где рос самый знаменитый зелёный китайский чай. Его сопровождали два китайца(один из них его слуга Ван), которые придумали, как он сможет выполнить задуманное.

     Чтобы меньше привлекать к себе внимание, все трое покинули Шанхай глубокой ночью. Они соблюдали предельную осторожность, когда входили в города, заходили в чайные дома или останавливались на постоялых дворах.

     Фортьюна несли в паланкине, из которого он мог наблюдать за чайными плантациями, расположенными на склонах холмов, большая часть которых являлась маленькими семейными фермами. Он без устали изучал почвы, технику сбора и методы обработки. По вечерам он готовил к транспортировке в ботанический сад Калькутты и Кью растения и записывал свои наблюдения, сделанные за день, в журнал, который он планировал опубликовать после своего возвращения.

    "Прибыв на один из заводов по производству зелёного чая, Ван объявил хозяину завода о своём прибытии,  и начал отчаянно умолять его, чтобы он позволил его хозяину, который является китайским купцом,  и совершил путешествие из дальней провинции, чтобы своими глазами увидеть как производися этот замечательный чай, провести экскурсию. Роберт Фортьюн в это момент был одет в одежду мандарина." -это отрывок из книги Сары Роуз "For All the Tea in China: How England Stole the World’s Favorite Drink and Changed History"

     Благодаря Фортьюну, секрет чая, наконец, открылся перед европейцами. Одна из тайн, раскрытая им, касалась «синего чая», высоко ценимого в Европе и Америке. Фактически, им оказался обычный зеленый чай, подкрашенный гипсовой пудрой. Сами китайцы никогда не пили это «варварское» варево, а производили его исключительно для того, чтобы удовлетворить спрос европейцев.

   Фортьюн сделал ещё одно важное открытие. Во время посещения знаменитого Буддийского храма в Кушане, старый священник подвёл его к роднику, бьющему в прекрасном месте. Воду из родника монахи отвели и сделали маленький резервуар, где хранились запасы прохладной, чистой воды. Фортьюну предложили чашу чая, лучше которого он в жизни не пробовал. Он тут же, конечно, понял, что вкус чая тесно связан с качеством воды, в которой его заваривают.

   Фортьюн вернулся в Сингапур, но он выполнил только часть своей миссии. Ему пришлось снова путешествовать по областям, производящим чёрный чай, в переодетом виде и со своим китайским другом, который отлично знал местность. Днём он навещал чайные фабрики, где он притворялся мандарином из Монголии. На ночлег они останавливались в монастырях.

    Районы, в которых производили чёрный чай, поразили его даже больше тех, в которых производился зелёный, так как он узнал, что транспортировка этого чая в Кантон производиться на спинах людей. Путь занимал месяц, и дорога проходила по крутым горным тропам, которые в период дождей оказывались практически полностью размытыми.

    Некоторые носильщики несли только по одному ящику. Но им не разрешалось ставить его на землю. На плечах носильщика располагался бамбуковый треугольник, что делало для него возможным опереться о стену в то время, когда он хотел отдохнуть. Этот тип транспортировки применяли для лучших сортов чая, в то время как обычные сорта несли без таких предосторожностей, обычным путём. Два ящика привязывали к противоположным сторонам бамбукового шеста, помещаемого затем носильщиком на плечо. На каждом привале эти ящики неизбежно оказывались на земле, и кантонские купцы заметили, что это сказывается на качестве чая.

   Снова вернувшись в Шанхай, Фортьюн погрузил собранные образцы растений на корабль, поместив их в специальные «защитные ящики», что позволило семенам прорасти за время долгого пути обратно. Он спустился по реке Янцзы, откуда поплыл в Калькутту. С ним вместе ехали восемьдесят пять китайских специалистов, которые должны были основать небольшую плантацию в северо-западной Индии. А тем временем, в Ассаме уже произошло удивительное событие...

       Времена "чайной мании"

     В первые годы правительство стремилось обеспечить быстрый прогресс в освоении земель. И даже было готово предоставить подходящие для выращивания чая участки земли на льготных условиях. Но, с развитием промышленности, росло и число претендентов на землю.

     В начале 1850-х годов, было несколько частных садов рядом с Dibrugarh. В 1853 году сады были открыты в соседнем районе Lukhimpur. И к 1853 году уже было в общей сложности десять поместий в рамках частных собственников. Желая поощрять дальнейшее развитие, в то же время соблюдать определённые стандарты, правительство приняло Аssам Clearance Rule 1854 года. В этих руководящих документах предусматривалось, что участки земли должны были быть предоставлены плантаторам для выращивания чая на льготных условиях, но земля сдавалась в аренду только на 99 лет. При этом арендаторы обязаны были провести надлежащие исследования этих регионов на пригодность их к выращиванию чая, а также высадить саженцы чая в течении определённого срока. Как итог - по Ассамским правилам, только серьезные чайные плантаторы, скорее всего, могли выиграть от благоприятных условий по выделению земельных участков.

    Не смотря на то, что инвесторы были недовольны некоторыми из условий Ассамских правил, но тем не менее росло убеждение, что вложение капитала в чайную индустрию является выгодным и перспективным. И к концу 1859 года в этом регионе насчитывалось уже около 51 частной чайной компании, которые организовали чайные предприятия в Ассаме, Дарджилинге, Качаре, Силхете, Кумаоне и Hazaribagh к концу десятилетия.

     На этом этапе успехи в чайной отрасли, привлекают внимание не только нескольких серьёзных инвесторов, но, к сожалению и наивных спекулянтов, махинаторов и шарлатанов. Они больше всего возражали Ассамским Правилам, так как их меньше всего интересовало развитие земель, чем их быстрая перепродажа, с целью получения быстрой прибыли.

     Несмотря на рост в развитие чайных плантаций до 1859 года лорд Каннинг (который стал первым вице-королём Индии в 1858 году) модифицировал Ассамское правило таким образом, чтобы стимулировать ещё большее развитие отрасли, устраняя определённые квалификационные требования, которые были прописаны в Оригинальном Правиле. Именно Каннингу выпало проведение реформы управления Индией, связанной с передачей бразд правления колонией из рук Ост-Индской компании официальному представителю британской короны.

     Введённые в действие в 1861 году, поправки лорда Каннинга явились началом такого явления, как «чайная мания», которая привела к финансовому уничтожению многих наивных спекулянтов и инвесторов с 1861 по 1866 года.

     Это было время гражданской войны в Америке (1861-1865 годы), когда стремительный рост компаний был отмечен с обеих сторон Атлантики, и внимание капиталистов обратилось к Индии. Они видели все перспективы бизнеса в Индии.

    Полученные в некоторых частных садах колоссальные прибыли, привели к поспешному созданию компаний, и возникновению неистового спроса на акции новых концернов.

 

Год

Частные чайные компании под различными собственниками

Количество акров земли, занятые под чайные плантации

Выход чая в фунтах.

1850

1

1876

216000

1853

10

2425

366700

1859

48

7599

1205689

1869

260

25174

4714769

1871

296

31303

6251143

 

      Цифры по 1869 году явно показывают лихорадочный рост, который имел место в чайной промышленности в течение 1859-66 годов. Чтобы понять эту фазу отрасли, необходимо проследить, как чайный бизнес был организован в то время.

      Гранты под чайные плантации в Ассаме были в основном выделены в пятидесятые годы, под условия «Правил Ассама» 1854 года.

      Эти правила не защищали права диких племён, населявших эти регионы.

      Ниже представлены фотографии жизни в Ассаме в период 1850-1880 годов.

     

Поселение в Ассаме в 1850-1860 годы
Англичанин дегустирующий чай. Ассам 1870-е годы
Погрузка чая на бамбуковые лодки
транспортировка чая
Ассамские кули получают вознаграждение за свой труд
Комната для завяливания чая
Женщины в Ассаме на уборке чайных листьев
Бунгало на плантации Sibsagar. Ассам 1880-е годы
Бунгало на плантации Sibsagar. Ассам 1880-е годы
Чайные плантации Sibsagar. Ассам 1880-е годы
Чайные плантации Sibsagar. Ассам 1880
Владельцы чайных плантаций Sibsagar. Ассам

      Выходки спекулянтов в эти годы подорвали доверие у инвесторов и плантаторов, рассчитывающих получить прибыль от вложенных средств в развитие чайной индустрии.

     Некоторыми вопиющими примерами обмана, которые были характерны временам «чайной мании», были следующие:

    1.чайные сады 30-40 гектаров продаются как 150-200 акров поместья;

      2. сады совсем недавно посаженых молодых саженцев, были бы непродуктивными ещё в течении многих лет, но продавались как поместья уже производящими чай;

      3. и продажа чайных плантаций, которые были фактически неочищенными пустырями.

     Схемы обмана вскрылись в 1866 году, когда ситуация достигла апогея и все иллюзии лопнули, как «мыльный пузырь». После этого чайная промышленность находилась в депрессии на протяжении ещё трёх лет, так как инвесторы избегали финансирования каких-либо чайных предприятий… Но тем из них, кто действительно был сторонником развития чайной промышленности и верил в будущее этого бизнеса, удалось пережить эти тяжёлые годы с 1867 по 1870 год и стать ещё более сильными. Славные годы расцвета производства чая в Индии были впереди.

    Безумие спекуляций остановилось, когда многие из компаний были доведены до коллапса, и как следствие возникла негативная реакция против чайного бизнеса. «Чайная мания» сменилась паникой. Вместо рвения обладать чайной собственностью независимо от её стоимости, в это время сменяется большим желанием избавиться от неё любой ценой. Сады, которые были проданы за огромные суммы, теперь пытаются продать за мизерные деньги. Чайные акции обвалились до номинальной стоимости. Те, кто занимали деньги для покупки чайных плантаций, больше не имели никакой надежды на погашение долгов, и в связи с потерями, понесёнными в чайном бизнесе, стали банкротами.

   Удар по отрасли был тяжёлым, и потребовалось некоторое время, чтобы восстановить доверие. Но когда всё немного успокоилось, стало ясно, что чайный бизнес не был проигранным делом. Чайные сады, если правильно за ними ухаживать, в конечном итоге становились ценным приобретением. Многие компании после кризиса обанкротились, и большое количество так называемых садов были закрыты.

     Но новые плантаторы пришедшие в этот бизнес, и вложившие инвестиции в чайные плантации были полны решимости поднять чайную индустрию. И к концу 1860-х годов, чайный бизнес вернулся на свои позиции, и чай стал одним из основных продуктов Индии, с перспективным будущим.

 Последствия кризиса чайной индустрии времён "чайной мании"

    После кризиса в середине 1860-х, чайной промышленности в Ассаме и в других частях Индии, где были плантации, чайный бизнес опять начинает быстро развиваться, хотя и не без периодических падений цен и прибыли. В 1869 году было сказано, что "более благоприятный оборот дела" пришел о, а промышленность была привлечения инвестиций в те далекие акционерных обществ, которые выдержали кризис 1866-68. Сейчас более пристальное внимание было уделено выращиванию и надлежащему производству, под руководством заинтересованного в создании прочного фундамента для промышленности.

     К 1873 году, около 75000 акров земли были распаханы в Ассаме и Бенгалии, производя около 15 миллионов фунтов чая. В долине Брахмапутры все пять районов начали выращивать чай, хотя межрайонный прогресс был неравномерным. Район Darrang показывал максимальные урожаи, в то время как район Lakhimpur, где преобладали небольшие фабрики, оставался сравнительно слабым. Sibsagar, на месте первой чайной плантации, была оказывается все более уступает по отношению к почве и климату. В районах Goalpara и Nowgong, выращивание чая началось в небольшом количестве.

    После устойчивого роста к 1876 г. цены начали снижаться, в результате существенного перепроизводства низкокачественного чая. Низкая цена на продукцию заставила плантаторов из Ассама прибегнуть к более тщательному сбору урожая. Производство чая сократилось до 260 фунтов с акра в 1878 году с 286 фунтов с акра в 1877 году и как результат на аукционе в Калькутте, цены выросли. Однако, это, оказалось, временной передышкой. Огромное количество низкосортного чая на рынке и прогноз на 1879 год были перспективными. 

   В официальных отчётах того времени говорится о возросшем расширении площадей занятых для выращивания чая на новых участках, порой даже ничем не обоснованых, и как следствие увеличении издержек производства. Кроме того, ходили слухи, что китайский экспорт в том же году, возможно, сократится на 20 миллионов фунтов, чем ожидалось. Это привело к увеличению количества сбора и производству огромного количества низкосортного чая в Индии.   

   Тем не менее слухам не суждено было сбыться. Из 40 миллионов фунтов чая, экспортируемых Индией в Англию в 1880 году, около 34 миллионов фунтов поступили из Ассама и Бенгалии, где общая площадь земли под чайные плантации увеличилась до 153 657 акров. Экспорт 160 миллионов фунтов чая из Китая и Японии, привёл к тому, что цены резко упали и индийская промышленность вновь столкнулась с резким спадом в производстве.

     Благо депрессия была не длительной, и восстановление было довольно быстрым, но прогресс роста в Ассаме оставался скромным. В связи с увеличением посевных площадей, спрос на семена чая увеличился, и ряд плантаций стали специализироваться на производстве семян для продажи сторонним покупателям. С этого момента начинается отказ от китайского сорта чайного растения и переход на коренные растения Ассама.

    Низкая средняя цена и скромные дивиденды, которые продолжались в течение нескольких десятилетий, побудило руководство в долине сократить расходы, особенно на оплату рабочего труда. Больше внимания было также уделено производству чая лучшего качества. Плантаторы Lakhimpur, например, начали производить меньшее количество чая с акра, но более высокого качества, чем раньше. Благодаря техническому прогрессу, внедрение и дальнейшее развитие использования машин привело к снижению себестоимости производства. В 1891 году общий объём производства чая в северной Индии был 1 млн. фунтов. Дун, что десять лет, доминирование Ассам остались без ответа - провинция, составляющая около 70 процентов от всей Индии выхода. Успех в производстве отразился в повышении дивидендов, объявленных компаниями. Дивиденды группы компаний в 1893 и 1894 годах были "выше, чем за любой аналогичный период, начиная с конца 1860-х годов".

      В 1900 году Индия произвела 197 460 664 фунта чая на 522487 акрах земли. При этом доля урожая с долины Ассам составила 75287500 фунтов, выращенных на 204 985 акрах земли. В производстве чая этот регион занимал лидирующее положение. Тем не менее, мировой спрос на чай не увеличивался со скоростью, способной поглощать неуклонно растущие объёмы чая, поступающие из Индии и других регионов Азии. С тех пор мы начали отмечать эскалацию диспропорции между спросом и предложением, стоимостью и ценой и как результат уменьшение прибыли и дивидендов.

      Тем временем, несколько растений из Ассама завезли на Цейлон. Этот маленький остров в Индийском океане станет основным производителем чая благодаря новой волне переселенцев, вызванной голодом в Шотландии.

 Эпилог к истории развития чайной индустрии в Ассаме  

    Господинн Чарльз Брюс был награждён английским обществом искусств медалью, представленный через сельскохозяйственное и садоводческое общество Бенгалии, за его вклад в открытие Ассамского чайного растения. Майор Дженкинс и капитан Чарльтон оспорили это решение и выставили свои претензии  в вопросе первооткрывателей Ассамского чайного растения. После длительной переписки, в конце концов оба они также получили медали от Сельскохозяйственного и садоводческого общества Бенгалии. 

    Единственный человек, который не получил никакой награды был Роберт Брюс, который считается реальным первооткрывателем растения Camellia Assamica

    А как же Манирам Деван? В 1839 году Манирам занял пост Деван в Ассаме Чайного Комитета, который  распологался в городе Назир, с зарплатой 200 рупий в месяц. В середине 1840-х годов, он оставил свою работу в связи с различиями во мнениях с офицерами компании. К этому времени, Манирам приобрёл большой чайный опыт. Он основал свой собственный чайный сад на Чинамара в близи  Джорхат, став таким образом первым индийским производителем чая в коммерческих целях в Ассаме. Джорхат позже стал домом для чайной исследовательской лаборатории Tocklai опытной станции .   Он разбил ещё несколько плантаций в Selung (или Синглоу) в районе Сибсэгэр

   К 1850-ым, Манирам стал враждебен к англичанам. Он столкнулся с многочисленными административными препонами при создании частных чайных плантаций, из-за оппозиции со стороны конкурирующих европейских чайных плантаторов. В 1851 году британские офицеры отобрали у него все привилегии, предоставляемые ему в связи с разведением чайных садов. Манираму, чья семья состояла из 185 человек, пришлось столкнуться с экономическими трудностями. Из-за всех этих разногласий  и проблем с притиснением коренного населения Ассама у Манирама возникла мысль вернуть Ахомское царство...

   В 1857 году во время восстания сепаев он пытался воплотить в жизнь свои мечты о свободе, но был арестован англичанами, как зачинщик восстания. И в 1858 году публично повешен.

   После его смерти, чайные плантации были проданы Джорджу Уильямсону на аукционе.

    В апреле 2012 года представитель индийской Комиссии по планированию объявил, что скоро чай станет национальным напитком этой страны.

   Свой почетный статус напитка нации чай получил 17 апреля 2013 года. Это было приуроченно к празднованию 212 лет со дня появления на свет одного из первых культиваторов чая в штате Ассам Манирама Девана (Maniram Dewan).

    Между прочим, среди претендентов на высокое звание национального напитка была весьма жёсткая и нешуточная конкуренция. Обожаемая миллионами индийцев кокосовая вода, лимонная вода, или ласси (напиток на основе йогурта) тоже вполне могли бы стать национальными.

    Немаловажным пунктом для выбора чая ещё стал и тот факт, что индийская Комиссия по планированию не могла пройти мимо женщин, которые составляют почти половину работников чайной индустрии. В знак уважения к трепетному женскому труду Индия и приняла решение «гонять чаи» на уровне всей своей нации.

     

Поделиться с друзьями